В октябре - 1-й половине ноября 1942 года войска Донского фронта вели активные наступательные действия по захвату и удержанию плацдармов на р. Дон, севернее Сталинграда. Это вынудило немецкое командование перебросить сюда часть своих сил, что ослабило удар по войскам вновь созданного Сталинградского фронта. С переходом наших армий в контрнаступление Донской фронт совместно с Юго-Западным и Сталинградским фронтами участвовал в прорыве обороны противника и его окружении. В январе 1943 года Донской фронт начал операцию по ликвидации этой окруженной группировки

В начале декабря 1942 года в состав фронта из 24-й армии поступила 173-я стр. дивизия, имевшая славные боевые традиции, хорошо обученный личный состав, опытных командиров и волевого, жесткого командира дивизии - В. С. Аскалепова. Она была поставлена на самый важный под Казачий курган, высоту 126.7. Все попытки участок овладеть ею заканчивались неудачно. Наступающие войска, понеся огромные потери, отошли на исходные позиции.

28 декабря 1942 года Казачий курган был взят силами 173-й стр. дивизии и 91-й танковой бригады в течение одного часа. Бросая раненых и технику, немцы отступили. Пытаясь вернуть потерянную выгодную позицию, враг три раза в течение ночи контратаковал, но, потеряв 75 солдат убитыми и три пулемета, отошел.

Отбив контратаки противника, 173-я стр. дивизия осуществила смелый маневр в сторону Карповки, срезав западный выступ в обороне противника.

12 января 1943 года дивизия продолжила наступление на Карповку и на х. Дмитриевка. В ходе боя подразделения 1311-го стр. полка были остановлены огнем вражеского дзота. Стрелок этого полка рядовой Папушин Ефрем Пантелеевич, проявив инициативу, пополз по направлению к огневой точке. Во время движения к ней был ранен, но упорно продолжал ползти вперед. Подобравшись к дзоту, он поднялся и бросился на амбразуру. Пулемет перестал стрелять. Пехота продолжила атаку и выполнила поставленную задачу.

В пылу наступления под Сталинградом, когда действовал один приказ - «Вперед!», подвиг героя не был замечен и по заслугам оценен. Кто видел, как погиб Папушин, по-видимому, погибли в последующих боях, и уже в наше время некому было подтвердить его подвиг. Но о нем знали, и не просто знали, а сообщили офицеру политотдела 173-й стр. дивизии А. Макаровскому, который описал подвиг Е. Папушина в статье «Московская ополченская дивизия в Сталинградской битве». Возможно, что, находясь в 1311-м стр. полку, он сам был очевидцем этого события.

Где точно совершен подвиг и где похоронен Папушин, долго не было известно, пока не пришло в Волгоградский областной военкомат письмо из ЦАМО СССР, в котором сказано, что «рядовой Папушин Ефрем Пантелеевич, 1910 года рождения, уроженец Ворошиловского района Фрунзенской области, погиб 12 января 1943 года и захоронен в х. Дмитриевка Сталинградской области». Хутор находится Городищенском районе. Кроме того, по сообщению из ЦАМО СССР удалось узнать, что незадолго до гибели бесстрашный воин был награжден медалью «За боевые заслуги» (Пр. № 1/н 1311-го стр. полка от 3 января 1943 года), которую ему не успели вручить.

В те грозные январские дни 173-я стр. дивизия прошла с боями 13 км и вышла к х. Гончар. Немудрено, что в круговерти этих событий подвиг Папушина так и остался отметкой на память в блокноте политработника, не решившегося по какой-то причине сообщить о нем своему строгому командиру дивизии. Тот мог взгреть за несвоевременный доклад о подвиге солдата. Впрочем, все это домыслы. Никто уже не узнает, как все произошло, и не скажет, почему забытым оказался солдат, ценою своей жизни спасший товарищей и способствовавший выполне- нию боевой задачи. Поверим политработнику А. Макаровскому и поставим Ефрема Пантелеевича в строй героев, закрывших своим телом амбразуру.